Барнаул сжёг начальник пожарной охраны

Из глубины веков

История пожарного дела на Алтае


Барнаул сжёг начальник пожарной охраны

 

Пожарный обоз начала XX века. История о том, как сгорел БарнаулНе много найдется людей, близко знакомых с такой специфической темой, как история пожарного дела на Алтае. Кто-то даже скажет, что это скучно. А между тем, она таит в себе бездну интересной и по-настоящему увлекательной информации. Шутка ли, ведь именно на Алтае была придумана первая в России система автоматического пожаротушения (точнее, ее прообраз), в Барнауле случился (к сожалению) самый страшный и разрушительный пожар в истории Сибири первой половины прошлого века. А уж сколько любопытных вещей можно порассказать о том, как тушили пожары наши предки сто - двести лет назад.

Первым за огромный труд - исследование истории пожарной охраны Барнаула и Алтайского края - лет 15 назад взялся простой барнаульский школьник (ныне преподаватель АлтГТУ, доцент кафедры рекламы и связей с общественностью, кандидат исторических наук) Станислав Андрейчук.

Тропой первопроходца

Станислав Андрейчук, преподаватель АлтГТУ, доцент кафедры рекламы и связей с общественностью, кандидат исторических наук
Станислав Андрейчук

А началось все в 1997 году, когда краевое управление пожарной охраны предложило Станиславу, состоявшему в школьной дружине юных пожарных, провести небольшое научно-историческое исследование. Его итогом стало нечто большее, чем простой школьный доклад. Вскоре Станислав с удивлением обнаружил, что вступил на «непаханое поле» и стал настоящим первооткрывателем. «Откровенно говоря, я думал, что все будет гораздо проще, - вспоминает исследователь. - Но когда начал собирать крохи информации, оказалось, что работ на данную тему практически нет. По истории пожарной охраны Алтайского края исследования иногда попадались, по Барнаулу же этим всерьез никто не занимался».

Итогом пятилетнего исследования Станислава стал научный труд под названием «Работа Барнаульской городской Думы по организации профилактики и тушения пожаров (1877-1917 гг.)». Кстати, ее и сегодня используют в как пособие на школьных уроках ОБЖ и в учебном центре государственной противопожарной службы.

Станислав убежден, что его исследование имеет не только научное значение. «Изначально это было просто увлечение, стремление занять себя чем-то новым, - рассказывает первооткрыватель. - Потом, когда я увидел, что работой заинтересовалась пожарная охрана, то понял, что подобные исследования при правильной подаче могут иметь большую социальную значимость. Люди и сегодня по большому счету уделяют мало внимания своей безопасности. Рассказ о таких событиях, как пожар 1917 года, может привлечь внимание к проблеме, показать, к каким последствиям приводит неосторожное обращение с огнем, невнимание к нуждам пожарной охраны. Ведь в пожаре начала XX века сгорела очень значительная часть города.

Огнезаливная машина Козьмы Фролова

Как выяснил в своем исследовании Станислав Андрейчук, первая служба пожарной охраны появилась еще на Демидовских заводах, но на раннем этапе в качестве пожарных привлекались служащие предприятий. Позднее в охрану стали привлекать «инвалидов», то есть людей, которые не могли нести полицейскую, строевую службу по состоянию здоровья или вышли на пенсию. И, наконец, в 1863 году появилась первая штатная команда, сформированная из 15 солдат 10-го линейного Сибирского полка. В 1869 году образуется самостоятельная военизированная пожарная часть №1.

Действующая модель огнезаливной машины Козьмы Фролова в музее при центре противопожарной пропаганды Барнаула
История подтвердила правоту талантливого изобретателя Козьмы Фролова. Сегодня действующая модель его огнезаливной машины установлена в музее при центре противопожарной пропаганды в Барнауле. На модели показано водяное колесо, которое приводит в действие насосы системы пожаротушения 
(фото С. Сидоркина)

Для тушения использовали подручные средства – бочонки с водой, песок, ведра, лопаты, багры – других способов борьбы с огнем в то время еще не существовало. Хотя, исторические документы донесли до нас сведения об огнезаливной машине, которую во второй половине XVIII века предложил установить на Демидовских заводах барнаульский изобретатель Козьма Фролов. Суть идеи состояла во внедрении централизованного пожаротушения. Устройство машины было очень простым и надежным. Поток речной воды по желобу должен был поступать на колесо, вал которого приводил бы в действие механизмы поршневого насоса, а он в свою очередь под давлением нагнетал бы воду в трубы. Предполагалось провести во все помещения предприятия пожарные рукава, по которым насосная установка могла бы в считанные секунды подавать воду к источнику огня. По большому счету, это был прообраз тех автоматических систем пожаротушения, которые используются сегодня.

Пожарный обоз конца XIX – начала XX века, реконструированный современными сотрудниками МЧС. Барнаул
Пожарный обоз – главная сила пожарной охраны в конце XIX – начале XX века. Современные сотрудники МЧС воссоздали его в том виде, в котором он существовал сотню с лишним лет назад, и вывели показать барнаульцам на площадь Свободы
(фото пресс-службы Главного управления МЧС по Алтайскому краю)

Однако руководство завода проект машины отвергло, сославшись на несовершенство конструкции. Сейчас установить реальные причины отказа практически невозможно. Автор исследования предполагает, что у Фролова просто не сложились отношения с руководством завода, выражаясь современным языком, с приглашенными менеджерами, назначенными Кабинетом его Императорского Величества. До огнезаливной машины изобретатель вносил и другие предложения, но ни одно их них так и не было воплощено в жизнь. Внедрение подобной системы началось в Барнауле только в 1914 году, когда в городе стали строить пожарный водопровод. Его предназначение заключалось в том, чтобы доставить воду в отдаленные от реки районы города.

Главной же боевой единицей в борьбе с огнем во второй половине XIX - начале XX века считался пожарный обоз. Он представлял собой лошадь с упряжью, на которой крепилась бочка с водой. По прибытию на место происшествия двое пожарных с помощью ручного насоса нагнетали воду в шланг. Не очень мощная по современным меркам струя воды позволяла успешно справляться с небольшими очагами пожара. К сожалению, воды в бочке хватало ненадолго. Поэтому, если пожар происходил далеко от реки, приходилось отправляться за дополнительной порцией воды.

По указу, и по совести

Пожарная каланча конца XIX - начала XX века
Наблюдение за окрестностями с пожарной каланчи служило основным способом обнаружения пожаров (фото с сайта russiahistory.ru)

Кроме того, до середины XIX века в Барнауле действовал указ, согласно которому все горожане, живущие рядом с очагом пожара, должны были бежать к месту событий со своими ведрами и помогать пожарным. Отступникам грозил крупный штраф. Впрочем, большинство людей не требовалось уговаривать о помощи в тушении соседского дома. Все прекрасно понимали, что в деревянном Барнауле с огнем шутки плохи. Немного промешкаешь - пожар перекинется на другие здания, и в считанные минуты запылает весь квартал. Поэтому тушить пылающий дом жители сбегались задолго до приезда пожарного обоза.

Основным способом обнаружения пожаров служил зоркий взгляд «дозорного» на пожарной каланче. Как только в одном из районов города появлялся подозрительный дымок, Барнаул оглашал перезвон колоколов. В некоторых городах к каланче привязывали воздушные шары, которые отпускали во время пожара. В XX веке с появлением телефона, одну из первых линий провели именно в пожарную часть. Впрочем, в то время телефоны были редким явлением, поэтому главным «средством сбора информации» по-прежнему оставалась каланча.

Как Дума придумает

Пожарный начала XX века. Старинная фотография
Пожарный начала XX века (фото с сайта subscribe.ru)

Новым этапом в развитии пожарной охраны Барнаула можно считать период с 1877 по 1917 год. Проводившаяся в то время реформа местного самоуправления, появление городской Думы отразилось на всех сферах жизни общества. В течение 40 лет пожарная охрана пережила несколько взлетов и падений. Внимание к проблемам пожарной безопасности либо повышалось до очень серьезного уровня, когда на содержание спецтехники и персонала выделялось до 20 процентов бюджета города. Либо про пожарную охрану практически полностью забывали и даже не вносили отдельной строкой в городской бюджет. Эти колебания можно привязать к событиям общероссийского масштаба.

До начала XX века шло спокойное, поступательное развитие службы. На рубеже веков по России и Алтайскому краю прокатился настоящий бум пожарной безопасности: проводились многочисленные съезды, в Барнауле была организована целая система пожарных колодцев и водозаборных будок, стала активно внедряться учеба сотрудников и страхование от пожаров. На общероссийском уровне появился журнал «Пожарное дело», который существует до сих пор.

И вдруг в какой-то момент, начиная с 1904-1905 годов, когда во всех сферах российской жизни начался кризис, внимание к пожарной охране резко снизилось. Произошло перераспределение средств в другие сферы деятельности. Отчасти изменение политики было связано и со сменой барнаульских градоначальников.

Пожарные обозы выстроились для дозаправки у водокачки
Пожарные обозы выстроились для дозаправки у водокачки (фото с сайта humus.dreamwidth.org)

Данный период был отмечен большим количеством крупных пожаров, в том числе в 1911 и 1914 годах. Печальный, но закономерный результат. Барнаул быстро рос и развивался, но продолжал оставаться деревянным. В то же время рост численности пожарной охраны прекратился. К 1914-1915 годам на сорокатысячный город приходилось около 50 сотрудников. Если до начала века Барнаул ничем не уступал по развитию пожарной охраны Томску и даже в чем-то превосходил среднероссийские показатели, то с момента кризиса отставание от ведущих городов России стало все более заметным.

Низкий уровень технического оснащения и малая численность пожарной охраны конца XIX века не позволяли справляться с новыми объемами работы. Пламя быстро разрасталось, уничтожая несколько близлежащих домов, а то и весь квартал. Всего за первую декаду XX века в Барнауле произошло около 500 крупных пожаров. Финальным итогом пренебрежения собственной безопасностью стал большой пожар 2 мая 1917 года, когда выгорела большая часть города, огонь уничтожил все богатые кварталы.

Великий пожар

На пепелище. Барнаул после пожара 1917 года
На пепелище. Барнаул после пожара 1917 года (фото с сайта skyscrapersity.com)

Теорий о причинах пожара 1917 года выдвигалось множество. Но наиболее правдоподобной выглядит официальная версия, которая появилась в результате расследования комиссии, созданной окружным судом. Как выяснилось, в выходной день начальник пожарной охраны Барнаула собрался съездить на охоту за Обь и решил просмолить свою лодку. Повесив бадью со смолой разогреваться над костром, он ушел в дом. Деревянная перекладина перегорела, смола попала в огонь, сильный порывистый ветер перенес пламя через забор, где у соседа-торговца был склад с дегтем и соломой, который тут же загорелся. Из-за ураганного ветра горящие головешки быстро разлетелись по всему городу. Полыхали целые улицы, огонь передавался не по строениям или деревьям, а по воздуху. В наши дни такое явление называют «огненный шторм». Потушить его чрезвычайно сложно даже современными средствами. Огонь был такой силы, что пострадали и каменные здания. Купеческий дом, где сейчас располагается магазин «Красный», удалось отстоять только потому, что владельцы постоянно поливали его холодной водой. В городе начался настоящий ад. В панике жители бежали к реке и в горящей одежде бросались в Обь. Позже в городскую больницу доставили 34 трупа, но в реальности погибших было гораздо больше. Многие тела настолько обгорели, что опознать их было невозможно, неизвестно и количество утонувших в реке. На следующий день город выглядел сплошным пепелищем, пожар уничтожил 60 кварталов, свыше 1000 зданий, 10,5 тыс. человек, остались без крова.

Выгоревшие кварталы кирпичного Барнаула после пожара 1917 года
Выгоревшие кварталы кирпичного Барнаула (фото с сайта skyscrapersity.com)

Огромные масштабы трагедии вполне объяснимы. Во-первых, плохо оснащенная и малочисленная пожарная охрана была не способна быстро локализовать огонь и остановить его распространение. Во-вторых, Барнаул был на 90 процентов деревянным городом. Более того, нормы застройки не соблюдались, чудовищная плотность строений способствовала быстрому распространению огня. В случае пожара квартал мог полностью выгореть в течение часа. Предусмотренных нормативами брандмауэрлатных стен (специальные огнеупорные заграждения из кирпича между кварталами или внутри дома), прибывшие в Барнаул после пожара эксперты из Петербурга в большинстве случаев тоже не обнаружили.

Всем миром

Картина Фёдора Васильева «Землянка»
После пожара барнаульцам еще долго пришлось выбираться из землянок и бараков. (Рисунок с сайта vsdn.ru. Картина Фёдора Васильева «Землянка»)

Беда барнаульцев не оставила равнодушными россиян. Со всей страны в Барнаул стекалась денежные пожертвования, вещи и продукты, собранные для погорельцев. Министерство внутренних дел ассигновало на нужды города 200 тыс. рублей, ссуда в 300 тыс. поступила от Всероссийского союза городов, Государственный банк выделил заем на 970 тыс. рублей. Непосредственно в Барнауле в тот момент складывалась очень сложная ситуация в органах власти. Параллельно существовали две структуры, городская Дума и совет депутатов, выполняющие одинаковые задачи. На начальном этапе инициативу проявил совет. Было организовано питание для погорельцев, распределялась помощь из других городов, пострадавших расквартировывали по уцелевшим домам. Городская Дума в течение нескольких дней после пожара не собиралась на заседание. Впоследствии взаимодействие двух дублирующих органов власти наладилось. На выделенные деньги развернулось строительство новых домов.

Однако, в октябре-ноябре, в связи с революционными событиями и общей дестабилизацией обстановки в стране, говорить о быстром восстановлении города стало невозможно. Ликвидация последствий пожара растянулась на многие годы. Спустя почти два десятка лет, в 1936 году, на каждого барнаульца приходилось лишь 4,2 кв. м жилплощади, включая бараки, землянки и подвалы. По большому счету Барнаул начал восстанавливаться только в 1930-х годах. По мнению автора исследования, мы потеряли в своем развитии пару десятков лет. Дорогую цену пришлось заплатить барнаульцам за пренебрежительное отношение к собственной безопасности и невнимание власти к нуждам пожарной охраны. Хочется верить, что горький урок пошел нам впрок и трагедия 1917 года никогда не повторится. 

Современные сотрудники и пожарная техника Барнаула
На дежурстве. Современные пожарные Барнаула Тушение корпуса Алтайского государственного университета. Пожарные Барнаула Пожарный инспектор и учительница с огнетушителем. Проверка пожарной безопасности школ. Барнаул
Пожарная машина для эвакуации с большой высоты. Барнаул Выставка пожарной техники на пл. Свободы в Барнауле Тушение с помощью пены. Выставка пожарной техники. Барнаул

Стас Сидоркин

При подготовке статьи использованы материалы Станислава Андрейчука «Работа Барнаульской городской Думы по организации профилактики и тушения пожаров (1877-1917 гг.)».



Вернуться в раздел Из глубины веков



Комментарии

Комментарий появляется на странице после просмотра модератором




2018-09-11 13:03:20 Козьмик Сергей Евгеньевич
Когда мы оказываемся на Октябрьской площади Барнаула, я знаю – здесь находится памятник моим дальним предкам, которые в 19 веке прибыли в Барнаул из Подмосковья и Вятской губернии. Именно от них идёт род моего папы Козьмик Евгения Илларионовича, родившегося в 1927 году в Барнауле.
В конце 19 века в Барнаул из Подмосковья приехала солдатка Кузнецова Екатерина со своими детьми, среди которых был сын Гаврила Семенович, и дочь Анастасия. Рассказывали, что Анастасия в начале прошлого века пропала, уйдя из дома на поиски коровы. Обнаружили ее в печально знаменитой Дунькиной роще, где она в лесу была изнасилована и убита.

Также в годы, когда Сибирь наполнили переселенцы из Центральной России, из Вятской губернии в Барнаул приехала вдова Копылова(в девичестве Ворошилова) Харитинья. Переезд был обусловлен тем, что в Сибири в то время землёй наделяли и женщин, в отличие от европейской части России.

К сожалению, нет каких-либо сведений о судьбе мужа Екатерины – Семене, а вот о Гавриле Семеновиче в памяти семьи сохранилось то, что он был 1876 года рождения и был знаменитым в Барнауле шорником, изготавливал дорогую выездную сбрую и упряжь для коней наиболее зажиточных людей Барнаула. Многие богатые купцы – Морозов, Вжоров, - обращались к нему.
Гаврила Кузнецов отстроил свой двухэтажный дом, на улице Интернациональной, 56. На первом этаже была мастерская, стояли скорняцкие машины и инструмент. Второй этаж занимала семья.
У вдовы Харитиньи Копыловой, после смерти ее мужа Григория, когда она приехала в Барнаул,на руках было четверо дочерей – Варвара, Дарья, (1885 года рождения), Анна и Евдокия. Старшая дочь, Варвара, вышла замуж за барнаульского вдовца Соколова, жили они на Горе, на заимке, имели пасеку и хороший сад. Были у них две дочери – Вера Шитова и Елена Бабушкина. Известно, что у Елены был сын Игорь, который в 1960-е годы работал хирургом в горбольница N1 гор. Барнаула. Анна Григорьевна вышла замуж за Павла Васильевича Ерёмина, жила в гор. Омске и была актрисой в театре. Четвертая Сестра Евдокия Григорьевна была замужем за извозчиком Завориным.
Ну, и самое главное – это то, что в начале 20-го века, встретились мои прадед Гаврила Семёнович Кузнецов и Дарья Григорьевна Копылова. Деду было 27, а Дарье -18. Обвенчались они в 1903 году и прожили 18 лет, в городе Барнауле, на улице Интернациональной, 56. У них было 6 детей: Дочери: - Наталья, мать моего отца, 1904 года, Мария, 1910 года, Елизавета, 1911 года, Антонина, 1914 года, Александра, 1916 года, и сын – Александр.
Судьба и жизнь Кузнецовых оказалась тесно связанной с историей Барнаула. В 1914 году в Барнауле был пожар, дом сгорел, но Гаврила Кузнецов смог отстроить новый, продолжал заниматься шорным промыслом, были намерения снова развернуть мастерскую, да не удалось из-за нового пожара и затем – революции. Вместе с огромной семьёй деда Гаврилы жила и его мать Екатерина. Новый пожар – печально знаменитый первомайский 1917 года, вновь уничтожил дом Кузнецовых, только вот в огне погибла мать Екатерина, удалось частично спасти швейные машины, их успели спустить в подвал. И снова дом смогли отстроить. Вроде бы и мастерскую дед сумел частично вернуть к жизни, но последовала Октябрьская революция, Гаврилу Кузнецова забрали в солдаты.
21 мая 1921 года глава семьи умер, и Кузнецова Дарья в 36 лет овдовела, оставшись с шестью детьми. И вот, опять история семьи пересеклась с историей Барнаула. В поисках работы, Дарья Григорьевна встретила женщину, которая подсказала, что одному человеку на время праздников (дня рождения) нужна работница в помощь. Так наша прабабушка Дарья оказалась в доме знаменитого барнаульского врача Смирнова, содержавшегося знаменитый в Барнауле родильный дом на ул. Никитина. Старательная женщина ему приглянулась, и он пригласил её на работу в свой роддом. Так она долгое время проработала в роддоме, сначала санитаркой, затем акушеркой и медсестрой. Сохранились ее воспоминания о том, что Смирнов был заботливым и внимательным руководителем, пользовавшимся уважением коллектива. В семье сохранилась большая фотография, на которой запечатлён коллектив роддома во главе с доктором Смирновым.
Заинтересовавшись случайно встреченной книгой барнаульского историка Сущенко Александра Григорьевича, в которой он собрал интереснейшие сведения о дореволюционном Барнауле, о судьбе многих замечательных горожан Барнаула, внёсших значительный вклад в развитие города в 19 и первой половине 20-го веков, я с большой горечью узнал, что в 1937 году этот замечательный доктор был необоснованно репрессирован и расстрелян, пострадал от репрессий и его сын
Увы, наши деды, наши родители, не успели все выспросить у своих предков, не все успели передать нам, да и мы были не всегда любознательны в вопросах генеалогии… Увы. Сейчас вот делюсь историей своих предков, а все кажется, что можно, наверное, ещё где-то почерпнуть в архивах, найти какие-то зацепки, какие-то следы о том, откуда мы родом, и где наши корни.
А пока только приходится всматриваться в лица прадедов и прапрабабушки, на фотографиях, чудом сохранившихся за прошедшее столетие. Нет следов их могил, да и погостов не сохранилось. Зато есть место, где можно поклониться их памяти. И, наверное, будет правильным для коренных барнаульцев приходить на это место – к памятнику переселенцам на площади Октября…

Ответить / Цитировать

Добавить комментарий *Имя:


E-mail:


*Комментарий:


Наши контакты. Со всеми вопросами и предложениями Вы можете обращаться по адресу staslandia@staslandia.ru
18 + Некоторые страницы сайта могут содержать материалы для взрослой аудитории.
При использовании текстовых материалов, фотографий и рисунков желательно делать активную ссылку на наш сайт или указывать его адрес.
Правообладателям. Если Вы обнаружили на сайте изображение или текст, на которые Вы обладаете авторскими правами, и имеете что-то против их размещения на нашем ресурсе, пишите на адрес staslandia@staslandia.ru. Там Вы сможете потребовать удаления материала или внести свои предложения об условиях его размещения.
Яндекс.Метрика