Белые медведи От Сумгаита до Чечни

Командировка на войну

Внутренние войска
Сумгаит, Фергана, Нагорный Карабах, Дагестан, Чечня, 1988-2006 годы

Белые Медведи: От Сумгаита до Чечни

 

Подполковник Николай Воронько из барнаульской части внутренних войск № 5428 делится воспоминаниями о командировках в горячие точки бывшего СССР
Николай Воронько прошел много «горячих точек»
(фото С. Сидоркина)

Вот уже более четырех с половиной десятков лет в Барнауле существует часть внутренних войск № 5428. В обиходе ее бойцов иногда называют «белыми медведями». Потому что именно такой символ изображен на шевронах солдат ВВ с Алтая. Появившись на свет в далеком 1966 году, часть стала участницей многих заметных событий современной истории. «Белые медведи» охраняли порядок на встрече глав СССР и США во Владивостоке в 1974 году, на Олимпиаде 1980 года в Москве. С конца 80-х годов бойцы ВВ прошли через все горячие точки бывшего Советского Союза: Нагорный Карабах, Приднестровье, Среднюю Азию, Фергану, Осетию, Ингушетию, Абхазию, Азербайджан, участвовали во всех чеченских кампаниях.

Крещение огнём

В августе 1989 года в Фергане наш батальон пресекал массовые беспорядки, охранял правительственные здания, вокзалы, аэропорты, обеспечивал комендантский час
В Фергане после погромов (фото Бориса Юсупова с сайта fergananews.com)

- Я прибыл в часть 9 августа 1989 года после окончания Пермского высшего командного училища. А уже 16 августа принимал взвод в Ферга­не, - рассказывает старожил Алтайс­кого соединения ВВ, подполковник Николай Воронько. - Наш баталь­он пресекал массовые беспорядки, охранял правительственные здания, вокзалы, аэропорты, обеспечивал комендантский час. В основном мы действовали в городах, потому что именно там случалось большинство погромов и поджогов.

- Чисто по-человечески какое впечатление произвела на вас первая командировка в горячую точку?

-  Самая первая командировка у меня была еще в 1988 году в Сумгаит, когда я был курсантом. Тогда армя­не и азербайджанцы впервые под­няли вопрос о статусе Нагорно-Карабахской автономной области. Я в первый раз увидел сожженные ма­шины, разграбленные магазины, трупы на улицах. В те времена еще существовал Советский Союз, и я представить не мог, что у нас подоб­ное может случиться. Дико было ви­деть такие картины. А в Фергану я летел уже командиром взвода, знал, с чем нам придется столкнуться.

-  Но в Фергане и Душанбе обош­лось без перестрелок?

Стрелять по нам начали в Карабахе в 1991 году. Мы стояли у населенных пунктов Тертер, Мир-Башир, Умудлу. Там уже была настоящая война
Карабахский конфликт (фото с сайта forum.guns.ru)

- Да. Стрелять по нам начали в Карабахе в 1991 году. Мы стояли у населенных пунктов Тертер, Мир-Башир, Умудлу. Там уже была на­стоящая война. Днем хозяевами были мы, а когда темнело, то банди­ты обстреливали наши позиции из стрелкового оружия, подствольных гранатометов. Хоть и не крупномасштабные боевые действия, но отстреливаться приходилось. Помню, в первый раз мы даже сразу не поня­ли, что нас обстреливают. Просто не ожидали. Стояли на блокпосту, на перекрестке дорог. Я был команди­ром. День отстояли нормально. Как стемнело, развели костер, включи­ли фонарики. Вдруг слышим какой-то звук: «щелк, щелк, щелк». Потом уже дошло, что это пули. Видимо, на свет стреляли. Утром давай дырки в вагончике считать.

А потом началось: фугасы, гранатометы, мощные обстрелы в Алазанье и особенно в Умудлу. Под Умудлу мы попали в засаду. Нас за­ранее ждали, заминировали доро­гу. На фугасе подорвался первый БТР. Колонна приняла вправо, при­жалась к скале. Начался бой. Отби­лись. Когда осмотрелись, оказалось, что чуть ли не под каждой машиной еще один фугас был. Видимо, когда отстреливались, пули попали в про­вода, и поэтому остальные заряды не сработали. А первый-то БТР аж на попа встал, по швам разошелся. В нем погибли корреспондент из га­зеты «Пермский гудок», водитель и один офицер.

Кровавая школа Чечни

Самой трудной для военной части была именно та, первая командировка в Чеченскую Республику, где шли масштабные боевые действия
Первая чеченская война (фото с сайта trinixy.ru)

За годы, проведенные в горячих точках, «белые медведи» многому научились. Менялась ситуация, менялись и методы внутренних войск.

"Начинали мы с простой охраны общественного порядка, по сути, выполняли ту же работу, что патрульно-постовая служба милиции, - рассказывает Николай Воронько. - Но после событий в Фергане и Сухуми стали пристальнее изучать действия солдата со щитом и палкой, оказание взаимопомощи в цепочке. Потом обстановка стала еще жестче. Что греха таить, мы в первую командировку в Чечню ехали со щитами и палками. Хотя стрелковое оружие тоже было при нас. Щиты нам пригодились в качестве перекрытий в землянке и для укрепления окопов, чтоб стенки не осыпались. После первой командировки в Чечню мы знали, что она будет не последней, и подготовку личного состава изменили. Основной упор сделали на обучение военному делу, всему, что должен уметь солдат-пехотинец при боевых действиях в горах и в населенных пунктах".

Самой трудной для военной части была именно та, первая командировка в Чеченскую Республику, где шли масштабные боевые действия. «Белые медведи» пять месяцев прикрывали границу с Дагестаном, затем обороняли Грозный во время штурма, организованного боевиками, а после подписания Хасавьюртовского соглашения прикрывали вывод колонн Российской армии из города.

- Незаконные вооруженные формирования в тот момент были подготовлены намного лучше, чем мы, - вспоминает Николай Воронько. - Они заранее готовились к штурму Грозного и одновременно блокировали все воинские части, которые стояли в городе. Шли тяжелые бои. Продуктов и воды не хватало, раненых и погибших вывезти не было возможности, потому что боевики постоянно вели обстрел. Именно тогда из нашей части погибли три человека: Флат, Коптелин, Мороз.

В первую войну было трудно из-за непоследовательности в действиях. Как только начинаем зажимать боевиков, поступает команда "Стой!", объявляется перемирие
Фото с сайта trinixy.ru

В первую войну было трудно из-за непоследовательности в действиях. Как только начинаем зажимать боевиков, поступает приказ: «Стой! Назад!». Когда в горной части их заблокировали и могли добить, несколько раз давали команду «Стой!», объявляли перемирие. Мы рассчитывали, что додавим боевиков, а не получилось. Получилась вторая война.

- В первую чеченскую кампанию ваша часть, кажется, и в Дагестане успела отличиться?

- В первую чеченскую войну проходила сплошная зачистка Республики Дагестан, по берегу Терека, а мы прикрывали границу. Как сейчас помню, 25 человек грузятся в БТРы. Дают задачу: «Занять возвышенность. Никого не пропускать. Помощи не ждите». Мы закрепились на высоте и держали круговую оборону. На пятые сутки наши позиции подверглись интенсивному обстрелу. Смотрим, через Терек восемь лодок переправляется на территорию Чечни. Банда уходит от облавы. Мы тоже ответили огнем. До нашего берега ни одна лодка не добралась. Часть потопили, часть ушли обратно.

- Вы недавно вернулись из Чечни (осень 2006 года – прим. автора). Какая там сейчас обстановка? Со времени вашей первой командировки сильно изменилась республика?

- Не то слово. Сплошное строительство идет. Строится капитально, мощно. Дом обязательно буквой «П», два крыла, мужское и женское, перекрытый двор, внутри уложена тротуарная плитка. Только возникает вопрос, на какие деньги организована эта стройка. Республика как таковая не работает. Мы проезжали села, которые проходили в первую, во вторую войну, - Гудермес, Кашкенды. Дороги там хорошие сделали, с разметкой, с освещением. Но фугасы по-прежнему находят. Недавно свердловских милиционеров в Грозном расстреляли. И все же в республике стало намного спокойнее. Там в Ножай-Юртовском районе и сейчас стоят бойцы нашей части, но теперь основная работа - проведение инженерной разведки и сопровождение колонн.

Защитить простых людей

С первой же командировки в Сумгаит, будучи командиром взвода, замполитом, я всегда говорил солдатам: «Мы едем защищать стариков, детей и женщин» от погромов, грабежей, убийств
Фото с сайта liveinternet.ru

- Когда вы в первый раз почувствовали, что не зря находитесь в той точке, в которую вас направили, что ваша работа нужна обществу?

- Да с первой же командировки в Сумгаит. Будучи командиром взвода, замполитом, я всегда говорил солдатам: «Мы едем защищать стариков, детей и женщин». О том, чтобы устанавливать какую-то власть, речь не шла. Главное, защитить простой народ от погромов, грабежей и так далее. Простые люди в таких конфликтах всегда страдают в первую очередь. Я до сих пор считаю, что мы в Чечню ездим для того, чтобы защищать стариков, детей и женщин.

- А вас когда-нибудь благодарили местные жители?

- Да. Вернемся в тот же Карабах. У нас были свои запасы продуктов, но жители по своему желанию привозили нам еду. Сегодня один дом, завтра другой. Единственное, о чем нас просили, - не уходить. Боялись, что без нас им плохо придется, перебьют. На свадьбы приглашали. В основном неплохое отношение у людей было в ранних командировках, до Чечни. Надо окопы вырыть - пожалуйста, председатель колхоза дает трактор. Воды нет - привозят. Да и сейчас в некоторых местах хлеб для нас пекут, концерты местные жители устраивают. Ну и мы им тоже помогаем. В своих медпунктах обслуживаем местное население, для них свои концерты организовываем.

И дома работы хватает

Барнаульские бойцы внутренних войск из части 5428 не только ездят в горячие точки, но и охраняют порядок на улицах Барнаула
Барнаульские бойцы внутренних войск (фото из архива части ВВ № 5428)

Впрочем, налаживание мирной жизни в горячих точках - это только часть обязанностей внутренних войск. Первоначально часть № 5428 создавалась для совместной с ми­лицией охраны порядка на улицах города. И надо отметить, в пат­рульно-постовой службе «белые медведи» всегда занимали лиди­рующие места в Советском Сою­зе, а затем и в России. «В то время зимой в основном меховые шапки снимали, а летом - золотые укра­шения с девушек, - рассказывает Николай Воронько. - В мою быт­ность ни разу такого не было, что­бы на участке, где дежурит наш наряд, совершалось преступление и мы не смогли задержать пре­ступника. В свое время бывший начальник УВД говорил: «Вы мне нужны на улице в милицейской форме».

Всякое бывало за годы службы в мирном Барнауле. И грабителей ловили, и оружие изымали, вместе с сотрудниками Ленинского ОВД проводили операции в Яме, даже рэкетиров задерживали. Однажды зимой близ пересечения улиц По­пова и Гущина раздались выстре­лы. Преступник почти на глазах у наряда внутренних войск ранил участкового и попытался сбежать. Тогда один из бойцов скинул по­лушубок, валенки и догнал бегле­ца босиком.

В начале нового века часть рас­формировали, но буквально че­рез пару лет, в сентябре 2005 года, решили восстановить ее. Как-то спокойнее с «белыми медведями» на улицах Барнаула. Конечно, бой­цам пришлось заново привыкать к своей прежней роли. Но пер­вые добрые всходы от возвраще­ния проявились быстро. В те микрорайоны, где на патрулирование выходят дополнительные наряды стражей поряд­ка, уличные грабители и хулиганы стараются не соваться.

Стас Сидоркин



Вернуться в раздел Командировка на войну


 

Комментарии

Комментарий появляется на странице после просмотра модератором.


Наши контакты. Со всеми вопросами и предложениями Вы можете обращаться по адресу staslandia@staslandia.ru
18 + Некоторые страницы сайта могут содержать материалы для взрослой аудитории.
При использовании текстовых материалов, фотографий и рисунков желательно делать активную ссылку на наш сайт или указывать его адрес.
Правообладателям. Если Вы обнаружили на сайте изображение или текст, на которые Вы обладаете авторскими правами, и имеете что-то против их размещения на нашем ресурсе, пишите на адрес staslandia@staslandia.ru. Там Вы сможете потребовать удаления материала или внести свои предложения об условиях его размещения.
Яндекс.Метрика