Беспокойный островок посреди Индийского океана

Командировка на войну

Россияне в полиции ООН
Восточный Тимор, 2003-2004 годы

Беспокойный островок посреди
Индийского океана

 

В какие только экзотические страны не заносит по долгу службы наших земляков-полицейских. Начальник информационного центра ГУВД Алтайского края (на момент написания статьи) Валерий Чужиков побывал в составе сил полиции ООН в Восточном Тиморе.

Начальник информационного центра ГУВД Алтайского края Валерий Чужиков побывал в составе сил полиции ООН в Восточном Тиморе. Как и на родине, на тропическом острове он работал следователем.
Валерий Чужиков на тиморийской плантации (фото из архива В. Чужикова)

Чтобы попасть в престижную международную организацию, барнаульскому милиционеру пришлось выдержать экзамен, на котором он продемонстрировал хорошее знание английского языка, огневую подготовку и вождение машины. На острове, как и по месту постоянной службы, Валерий Николаевич занимался следственной работой. Первоначально служил рядовым сотрудником отдела расследований, а в последний год - начальником одного из отделов регионального управления полиции в столице Восточного Тимора города Дили и командиром российского полицейского контингента. Сегодня он расскажет о своей службе на далеких берегах.

На грани двух эпох

Тимор - это тропический остров посреди Индийского океана. Примерно такой же, как в передаче «Последний герой»
Побережье Восточного Тимора (фото с сайта freelepra.ru)

- Тимор - это тропический остров вулканического происхождения посреди Индийского океана. Примерно такой же, как в передаче «Последний герой», только побольше. Сейчас он разделен границей. Одна половина принадлежит Индонезии, другая стала независимым государством. Население острова, как написано во всех справочниках, и как их описывал в свое время Миклухо-Маклай, папуасы. Хотя они себя называют тиморийцами. Всего там проживает 800 тысяч человек, половина из них - в столице Дили.

С тех времен, когда Тимор был португальской колонией, на острове сохранилась статуя Христа - точная копия стутуи Спасителя в Рио-де-Жанейро
Статуя Христа. Испанское наследство (фото из архива В. Чужикова)

Более четырех веков Тимор был колонией Португалии. Когда колониальная система стала разваливаться, и у португальцев уже не было сил контролировать дальние территории, они вынуждены были уйти с Тимора, и он отошел к Индонезии. Менее чем за 40 лет Индонезия смогла сделать на Тиморе асфальтовые дороги, которые проходят до любой самой отдаленной горной деревушки, провела воду и электричество, более или менее отстроила столицу. Португальцы за время своего пребывания построили только четыре крепости, четыре костела и воздвигли памятник Иисусу Христу, который является точной, но уменьшенной копией памятника в Рио-де-Жанейро.

Индонезия выделяла деньги на создание инфраструктуры, а работать заставляла местное население - папуасов, которые, по моему мнению, народ, не очень привыкший трудиться. Природно-климатические условия позволяют не особенно напрягаться. Кругом растут бананы, другие тропические фрукты и овощи, которые можно употреблять в пищу в дикорастущем виде. Естественно, когда островитян заставили работать, папуасам это не понравилось. Постепенно их недовольство вылилось в активное неповиновение – они стали уходить в лес, организовывать подобие партизанских отрядов. Одновременно в Индонезии начали возникать антитиморийские настроения: «Мы туда деньги вкладываем, а отдачи никакой. Зачем нам нужен этот Тимор?».

В 1999 году в Восточном Тиморе вспыхнула гражданская война. По одну сторону «баррикады» были тиморийцы, заявлявшие, что хотят быть независимыми, а по другую - индонезийское население
Насилие в Восточном Тиморе случается и сегодня (фото с сайта australia-world.ru)

Все это в комплексе привело к тому, что в 1999 году вспыхнула война. По одну сторону «баррикады» были тиморийцы, заявлявшие, что хотят быть независимыми и сами строить свою страну. А по другую - индонезийское население, которое тоже составляло немалую часть жителей Тимора. Они построили дома, обзавелись хозяйством и не хотели уезжать с насиженных мест. События 1999 года были довольно кровопролитными, много людей погибло. Причем война велась очень нецивилизованными методами, с помощью колюще-режущего оружия. На Тиморе каждый мирный житель, даже крестьян, постоянно носит при себе мачете - тот же самый меч. Его-то обычно и пускали в ход. По характеру тиморийцы довольно вспыльчивые. На эту вспыльчивость накладывается повальная безграмотность. Стоит одному человеку выразить свое недовольство, его тут же подхватывают десятки, затем сотни. Если возникла какая-то ссора, и при ней присутствовало пять тиморийцев, через десять минут их будет 300 человек, через полчаса - тысяча. Управлять такой толпой практически невозможно.

Кровавые события 1999 года заставили Организацию Объединенных Наций вмешаться в конфликт. Поскольку местный народ хотел стать независимым, то была создана переходная администрация ООН. С ее помощью тиморийцы смогли подготовиться к объявлению независимости, созданию своего правительства и проведению выборов президента. Это произошло в 2001 году. В настоящее время Восточный Тимор уже является членом Организации Объединенных Наций.

С помощью переходной администрации ООН тиморийцы смогли подготовиться к объявлению независимости, созданию своего правительства и проведению выборов президента. Это произошло в 2001 году
Карта с сайта monety-bony.ru

Но перспективы развития этого государства, на мой взгляд, весьма нерадужные. Правительство и президент возлагают большие надежды на месторождения нефти, которые были обнаружены как раз накануне кровавых событий на морском шельфе неподалеку от Восточного Тимора. Но пока они не исследованы, неизвестно, на сколько лет хватит запасов. Других природных богатств в стране нет, промышленность и сельское хозяйство находятся в зачаточном состоянии. Разве что в горных районах выращивают культурные растения, да и то один рис. Прекрасный тиморийский кофе - дикорастущий, каких-то усилий к его организованному производству местное население не прилагает. Сама страна ничего не экспортирует, все продукты, даже сельскохозяйственные, приходится завозить из той же Индонезии и Австралии. Да и опасность столкновений по-прежнему сохраняется, из-за чего на остров и была введена полиция ООН.

Цементный пол, кругом щели

Домики в Восточном Тиморе довольно убогие. Цементный пол, кругом щели, через которые в дом набиваются многочисленные мелкие животные и насекомые, которыми изобилуют тропики.
Тиморийская деревня (фото из архива В. Чужикова)

- На острове вас разместили в спецзданиях ООН или поближе к народу?

- Квартиры арендовали у местных жителей. Как правило, жилье, которое снимают сотрудники ООН в Восточном Тиморе, - это бывшие индонезийские дома, которые в 1999 году сожгли. Остались только голые шлакоблочные стены. Потом их немного восстановили, прибили жестяную крышу, побелили стены. Но условия - сплошная антисанитария, и домики довольно убогие. Цементный пол, в лучшем случае выложенный какой-то плиткой, кругом щели. Через щели в дом набиваются многочисленные мелкие животные и насекомые, которыми изобилуют тропики. Условия проживания тяжелые.

- При столь близком контакте, наверное, за время командировки вы успели подружиться с кем-то из местных?

- Свободного времени практически не оставалось. Работы было много, к тому же возникала масса бытовых вопросов: где купить и приготовить еду. Да и местное население по-английски говорить не умеет, наши сотрудники ни португальского, ни индонезийского бахаса не знают, не говоря уж о многочисленных местных наречиях. А на пальцах дружбы не завяжешь. Хотя один из солдат российского контингента нашел себе жену-тиморийку. Венчание происходило там же, на острове. На свадьбу он пригласил всех русских, служивших в Восточном Тиморе. 

Особенности национальной преступности

Столица Восточного Тимора - город Дили
Столичный Дили (фото из архива В. Чужикова)

- От каких преступлений больше всего страдает островное население?

- Набор преступлений схож с любой другой страной. Нередки мелкие конфликты между островитянами, бывают и масштабные столкновения. А учитывая, что после событий 1999 года осталось много огнестрельного оружия, всегда есть опасность, что его пустят в ход. К тому же, в молодом независимом государстве, да еще на острове в открытом океане, трудно организовать реальную границу. Между Западным и Восточным Тимором в горах граница блокирована, в аэропорту тоже обеспечивается таможенный и пограничный контроль. Но по всему побережью это сделать нереально. Поэтому контрабанда идет потоком: одежда, аудиоаппаратура, продукты, пиротехника, в том числе и оружие.

Из преступлений в Восточном Тиморе наиболее распространены кражи. Тем более что страна нищая, а ООН привезла на остров вещи из цивилизованного мира, экономика и торговля немного оживилась, появились деньги
Симбиоз древнего уклада жизни и современной цивилизации(фото с сайта freelepra.ru)

Как и во всем мире, в Восточном Тиморе наиболее распространены кражи. Тем более что страна нищая, а ООН привезла на остров вещи из цивилизованного мира, экономика и торговля немного оживилась, появились деньги. У кого денег на покупки нет, но все равно хочется получить «игрушку цивилизации», остается только украсть. Причем, если наши люди знают, что кражи запрещены законом, и за это последует наказание, то в Тиморе человек, воруя, зачастую не осознает, что он совершает преступление. В их системе ценностей такой поступок считается почти нормальным. Очень плохо воровать у соседа. А, допустим, у ооновского офицера можно, он же иноземец. Впрочем, тиморийцы и у своих воруют достаточно много и без особых угрызений совести. Такая психология, конечно, создавала трудности в работе. 

Но, с другой стороны, из-за недопонимания общественной опасности кражи, там сильно не скрывают своих проступков. Многие тиморийцы без всяких заминок рассказывают о том, как, когда и что они своровали. Украденную вещь просто хранят дома или перепродают, и все в открытую. С этой точки зрения искать преступников, расследовать преступления было легче.

- Но наказание-то за столь вольное отношение к чужой собственности им грозило вполне реальное?

- Разумеется, люди получали реальные сроки. Поскольку своего законодательства в Тиморе пока нет, то судьи руководствуются индонезийскими законами, довольно суровыми. Правда, судья мог дать меньше, чем положено по закону, или, наоборот, больше. Все зависит от его сознания социальной опасности преступления или материального ущерба. Иногда местные служители Фемиды ограничивались административным надзором, а иногда давали девять лет за кражу. Например, за кражу антенны с полицейской машины одному тиморийцу присудили год лишения свободы.

- Он объяснил, для чего ему понадобилась антенна от полицейской рации?

- Объяснил, и очень просто. Одно время там вспыхнула целая волна краж таких антенн. Поскольку они длинные, хромированные, на пружинах, да еще и с магнитом, то таксисты стали устанавливать их для красоты на свои машины. Прикрутят симметрично две штуки на задний бампер и ездят, хотя в салоне даже магнитолы нет. Таков уровень развития общества.

Чтобы стать полицейским офицером, тиморийцу достаточно отучиться три месяца в полицейском колледже в Восточном Тиморе. Зачастую, окончив обучение, они оставались неграмотными
Местные полицейские (фото с сайта pinme.ru)

- Судьи там местные или тоже ооновские?

- Судьи местные. В тот период их назначала тиморийская администрация. Они проходили обучение в Португалии или Индонезии. Причем курс обучения для судьи длится немногим больше года, чтобы быть прокурором, достаточно проучиться шесть месяцев, а чтобы стать полицейским офицером - три месяца в полицейском колледже в Восточном Тиморе. Зачастую местные полицейские, выходя их колледжа, оставались неграмотными. Но другого выхода нет, потому что мандат ООН в Восточном Тиморе действовал до начала этого года (это потом его продлили). После этого мы должны были покинуть страну и оставить после себя готовую полицейскую систему. Поэтому помимо расследований нашей задачей было обучение местных полицейских, которые уже окончили колледж, но в практической работе ничего не понимали. Те, кто хотели учиться, быстро освоили профессию, а кто не хотел – того никогда не научишь.

Собралась толпа, разбила джип...

Полиция в Восточном Тиморе не всегда вызывает симпатии. Ведь она пытается навести порядок, а они привыкли жить без законов
Джип ООН на дорогах Тимора (фото с сайта mobus.com)

- Насколько доброжелательно относилось к вам островное население?

- Полиция в Восточном Тиморе не всегда вызывает симпатии. Все-таки это карательный орган, который обеспечивает общественный порядок и исполнение закона. А законодательные акты в период становления государственности у многих людей, привыкших жить без ограничений со стороны власти, непопулярны. Поэтому народ, особенно необразованный, никак не может на ура воспринимать действия администрации и полиции. К нам относились не особенно дружелюбно, зачастую называли оккупантами, без разбора, военный ты или полицейский, из России или из Америки. Все мы для них были просто «иностранцами». Причем местные языки довольно бедны, в них нет разграничений, какой именно ты иностранец: турист, эмигрант, деловой человек. Все они называются одним словом – «малайя», то есть «пришелец».

- Бывали случаи, когда вам приходилось применять оружие или задерживать преступников с риском для жизни?

В считанные минуты собралась толпа агрессивно настроенных тиморийцев, разбила джип полиции ООН
Толпа в Тиморе собирается быстро (фото с сайта kuda.by)

- Мне нет, но одному из российских офицеров пришлось применить оружие для остановки разбушевавшейся толпы. В противном случае через пять секунд она могла закидать его камнями. Ооновский джип к тому времени уже был разбит. Он и бангладешский офицер выскочили из машины, бангладешец убежал, а наш остался. Технику же нельзя бросать. Он был окружен агрессивно настроенными папуасами, и пришлось несколько раз выстрелить в воздух, чтобы сдержать толпу до приезда специального подразделения полиции. Конфликт, как обычно бывает на Тиморе, возник на пустом месте. Тиморийка пыталась перебежать дорогу перед ооновским джипом. Машина ее слегка зацепила, но никаких травм в ходе внутреннего расследования полиции медики не обнаружили. К тому же виновата была сама тиморийка, которая грубо нарушила правила дорожного движения. Но объяснять им это очень тяжело. Народ вспыльчивый, реакция непредсказуемая. Полицейские, как и положено, остановились разобраться, нужна ли помощь. Тут и собралась толпа.

- Наверное, этнические стычки в такой обстановке тоже нередки? Ведь индонезийцы после объявления независимости в Тиморе остались.

- Конфликтов на религиозной и этнической почве в Тиморе возникает довольно много, но я вижу корень проблемы в сфере экономики. Может быть, между людьми одной национальности ситуация просто не дошла бы до столкновения. Ведь непонимание, неуважение друг к другу людей разных национальностей обостряет конфликт. Ооновская полиция, вооруженные силы несут ответственность, чтобы таких столкновений не было или они быстро пресекались. Специальные полицейские и армейские подразделения занимались разгоном несанкционированных демонстраций, небольших побоищ. Когда такие происшествия приобретали угрожающий масштаб или во время выборов президента, привлекался весь полицейский состав.

"Хозяйство" отрезала и бросила собакам

- Вы могли бы припомнить какие-то колоритные сценки из островной жизни, которые характеризуют специфику работы полицейского ООН в Тиморе?

Жена-тиморийка, узнав об измене мужа, пока он спал, отрезала ему «инструмент измены» и выбросила его собакам
Коренные тиморийцы (фото с сайта vitalysuper.com)

- Преступления в Тиморе такие же, как в России, но есть свой национальный колорит. Поведение свидетелей, потерпевших, подозреваемых, проходивших по некоторым уголовным делам, просто ошарашивало своей дикостью, отсутствием образовательного и культурного уровня. По-моему, со времен Миклухо-Маклая изменилось только то, что они научились носить одежду и людей перестали есть. Там до сих пор живы поверья, что если ты съешь коленную чашечку своего врага, то сможешь так же быстро бегать, съешь уши - сможешь лучше слышать. У нас было интересное уголовное дело, когда жена, узнав об измене мужа, пока он спал, отрезала ему «инструмент измены» и выбросила его собакам. Когда мужчина вернулся из госпиталя, сосед показал ему, какой именно собаке достался «завтрак». Недолго думая, пострадавший поджарил собаку на костре и съел. А потом сел на стульчик в ожидании, когда же «все снова вырастет». Сидел он очень долго, все это время не ел и не пил, и в конце концов просто начал падать со стула от истощения.

Полиция приехала, чтобы забрать его и увезти в госпиталь. А там в каждом микрорайоне города или в деревне есть старейшина, который несет моральную ответственность за порядок перед администрацией, контролирует своих соседей. Он подошел и говорит: «Нет, вы его не трогайте. Он правильно сидит. Он должен ждать, пока все не станет так же, как было раньше». Потом уже подъехали сотрудники UNHCR - гражданского подразделения в ООН, которое занимается гуманитарным обеспечением, - и госпитализировали его.

Со времен Миклухо-Маклая в Восточном Тиморе не слишком много изменилось
А это совсем традиционные тиморийцы, жизнь которых не менялась, наверное, сотни лет (фото с сайта tour.com.ua)

- А что стало с его женой?

- Ее осудили на 2,5 или 3 года лишения свободы. Срок приличный. Хотя условия содержания в тюрьме не российские, гораздо мягче. Больше напоминает лагерь отдыха по нашим меркам. Ведь там климатические условия не требуют постройки капитальных зданий. Территория обнесена «колючкой», есть охрана, но внутренние правила не предполагают жесткого режима, не регламентируется, когда заключенным идти спать, а когда работать. Тем более что и работы тоже нет. Поэтому заключенные в основном поют молитвы и песни, прогуливаются по дорожкам между бараками, играют в баскетбол.

Особый дух полиции ООН

Процедура расследования преступлений в системе ООН очень проста, намного проще нашей отечественной.
Военнослужащий ООН и местные жители (фото с сайта eventprime.ru)

- Какие особенности привлекли ваше внимание в системе работы международной полиции?

- Сама процедура расследования преступлений в системе ООН очень проста, намного проще нашей отечественной. Там нет необходимости собирать характеристики, проверять судимости и т.д. С момента задержания преступника, по той же краже, до его представления в суд проходит два-три дня, в крайнем случае, неделя. Во многом она похожа на систему, которая работает в Соединенных Штатах, где судья является еще и следователем, и продолжает расследование в суде. Заседание суда тоже проходит довольно оперативно - 2-3 часа, и преступник уже едет в тюрьму.

- За счет чего достигается такая скорость?

- За счет того, что все процессуальные процедуры упрощены. Во многих капиталистических странах нет необходимости выяснять, что довело человека до жизни такой, послужило поводом к преступлению. Психологические аспекты личной жизни следствие не интересуют. Их интересует само преступление: где, когда и кем оно было совершено, и кто или что может это подтвердить. Для этого не требуется двух месяцев предварительного расследования, как предусмотрено в нашем УПК, и любой инвестигатор (сотрудник, совмещающий функции оперативника и следователя) старается разобраться с делом как можно быстрей.

Один из принципов ООН, как при общении внутри системы, так и с местным населением, - это дружелюбное отношение.
Валерий Чужиков (слева) с коллегами из российского полицейского контингента ООН и переводчицей-тиморийкой (фото из архива В. Чужикова)

- Сложились у вас отношения с коллегами?

- Вполне. Один из принципов ООН, как при общении внутри системы, так и с местным населением, - это дружелюбное отношение. Даже если возникает конфликтная ситуация, мы не имеем право показывать свое недовольство, озлобленность. На лице всегда должна быть «приклеенная» улыбка. В беседе ты не можешь на кого-то накричать. Служебные отношения тоже строятся немного по-другому. У нас считается, что начальник должен быть суров, спрашивать с подчиненных, объявлять выговоры, наказывать. В системе ООН все намного проще, там практически никто никого не должен наказывать. Все базируется на том, что у тебя есть обязанности и ты должен их выполнять. Ты для этого туда и приехал. Если они тебе не нравятся, то, пожалуйста, уезжай обратно.

- Что дала вам эта командировка в профессиональном плане?

- В моем отделе в разное время работали шведы, португальцы, американцы, украинцы, непальцы, бангладешцы, таиландцы. Была возможность поинтересоваться, а как же у них на родине решаются те или иные вопросы следствия. В профессиональном смысле было очень интересно узнать, как строится работа по моему направлению в системе Организации Объединенных Наций, в других странах, приобрести новый опыт.

Стас Сидоркин



Вернуться в раздел Командировка на войну


 

Комментарии

Комментарий появляется на странице после просмотра модератором.


Наши контакты. Со всеми вопросами и предложениями Вы можете обращаться по адресу staslandia@staslandia.ru
18 + Некоторые страницы сайта могут содержать материалы для взрослой аудитории.
При использовании текстовых материалов, фотографий и рисунков желательно делать активную ссылку на наш сайт или указывать его адрес.
Правообладателям. Если Вы обнаружили на сайте изображение или текст, на которые Вы обладаете авторскими правами, и имеете что-то против их размещения на нашем ресурсе, пишите на адрес staslandia@staslandia.ru. Там Вы сможете потребовать удаления материала или внести свои предложения об условиях его размещения.
Яндекс.Метрика