Истории из жизни ученика средней школы Шурика

Литературный уголок

Автор: Александр Железко
Иллюстрации:
Александр Карпов
Предисловие: Стас Сидоркин 

 

Весёлые вспоминалки

А на этой страничке вы сможете прочитать ещё несколько юмористических рассказов, на сей раз, из реальной жизни.

Если вы с тёплым чувством и лёгким налетом ностальгии вспоминаете свои школьные времена, которые пришлись на вторую половину 80-х – первую половину 90-х годов прошлого века, то вы попали по адресу. А, может быть, наоборот, вы ничего не слышали о том весёлом времени, когда из каждого второго окна слышались песни «Ласкового мая», «Миража» и Виктора Цоя; пацаны брали штурмом видеосалоны, где царствовали на экранах Брюс Ли и Чак Норрис, Арнольд Шварценеггер и Джеки Чан; когда ребята толпами шли заниматься в секции кунг-фу, карате и других боевых искусств. Времени, когда на прилавках не было китайской пиротехники и поэтому изобретательные дети сами мастерили себе фейерверки при помощи селитры и старых газет. Когда о сексе всё ещё говорили шёпотом, а детей заставляли носить одинаковую школьную форму и дурацкие красные галстуки, но в воздухе уже витал дух настоящей свободы.

Одним словом, добро пожаловать в самые классные и весёлые годы на свете. Сегодня вы увидите их глазами простого пацана, ученика средней школы. Хотя, нет, не совсем простого. У Шурика есть невероятная способность всё время попадать в разные забавные и странные истории. Но ведь от этого только интереснее жить на свете.

 

Истории из жизни ученика средней школы

Шурика

 

Знакомство, или Обломись, обжора
Волшебный мир видака
"Ракетчики"
"Каскадёры"
КУПАТЬСЯ!
Ночь среди друзей
Вечер детства

 

Знакомство, или Обломись, обжора 

Знакомство, или Обломись, обжора. Напуганная бабушка и бешеный школьник. Художник Александр Карпов. Барнаул 

Весело звенит звонок, и для меня этот звук подобен дороге, ведущей в рай. Я торопливо складываю учебники в дипломат и смотрю на Толяна, а тот, как ни в чём не бывало, оживленно беседует с Саньком.

- Ведь договорились же, а он расселся, - думаю я. - Сколько раз так было - договоришься с ним о чём-нибудь, а потом уже сам не рад.

А началось всё с того, что по воскресеньям в альманахе «Вокруг света» начали показывать классный фильм «Боевые искусства Шаолиня», и мы... Кто это мы? А это я - Шурик, мой друг и одноклассник Толян и Вовчик из соседней школы, прозванный Брюсом[1] из-за узкого разреза глаз, смуглой кожи и принадлежности к казахским степям. Все мы учимся в седьмом классе. После открытия видеосалонов, или просто «видаков», я и мои друзья стали ярыми поклонниками восточных единоборств. Мы не пропускали ни один простой рядовой боевик, не говоря уже о фильмах с такими знаменитостями, как Брюс Ли и Джеки Чан. Я же ко всему прочему страстно обожал жанр «ужасов». Для отсталых и малограмотных объясняю, что это фильмы про вампиров, живых мертвецов, чудищ и кровожадных маньяков-убийц.

Нередко у нас происходили ссоры из-за фильмов, но всё равно, как бы мы ни ссорились, нас снова можно было видеть втроём около видака, у Толянова подъезда или на тренировке по рукопашному бою.

И вот как-то раз мы с Толяном договорились смыться с урока труда, так как в среду повторяли альманах с «Боевыми искусствами Шаолиня», и я не мог со спокойной совестью строгать доски или заколачивать в них гвозди, когда по телевизору идёт такой фильм. Поэтому, раскинув умом, я решил во что бы то ни стало посмотреть повтор первой части. Но так как домой мне идти было нельзя из-за родителей, я решил подговорить Толяна, что успешно и сделал. Ко всему прочему, у Толи можно было не только спокойно посмотреть фильм, но заодно и чем-нибудь подкрепиться.

Выйдя из класса, я стал поджидать Толяна, который не спеша подходил ко мне с невозмутимым видом. Состроив обиженную рожу, я зловещим голосом прошептал:

- Ты что, Толян, с ума сошел? Ведь опоздаем.

- Ничего, успеем, тут всего пять минут ходьбы.

- Ну ладно, пошли быстрей через чёрный ход, чтоб нас не заметили, - сказал я и, подхватив дипломат, направился к лестнице. Толя, кивнув в знак согласия, пошел вслед за мной. Пробравшись, как партизаны, через чёрный ход и чуть ли не на карачках преодолев школьный двор, мы пустились бегом до Толянова дома.

Когда Толя открыл ключом квартиру, я, вихрем ворвавшись в нее, первым делом ломанулся на кухню, глядя только в одну точку - на стол, на котором стояла большая тарелка супа (!). Суп клубился паром, распространяя по кухне изумительный запах, от которого моя голова пошла кругом, как от нокаута, а в животе застучало, словно там каратисты отрабатывали удары по макиваре[2]. Не осознавая, откуда у Толяна мог посреди дня взяться горячий суп, в то время, когда его родители добросовестно трудятся на работе, я, схватив ложку, лежавшую рядом, начал быстро поглощать содержимое тарелки. После десятой или одиннадцатой ложки я вдруг понял, что нахожусь на кухне не один. Оторвав взгляд от суповой тарелки, я увидел у окна Толину бабушку, которая смотрела на меня широкими от испуга глазами, открыв рот от удивления и крепко вцепившись в табуретку руками.

Отложив ложку в сторону и пригладив волосы рукой, я интеллигентным голосом произнес: «Здравствуйте», потом, делая вид, что никуда не спешу, медленно вышел из кухни. А потом, словно буря, пролетел мимо ошарашенного Толи, сообразив про себя, что сегодня «Альманах» уж точно не увижу. Шепнув Толе: «Жду тебя в подъезде», я выскочил вон из квартиры.

Через несколько минут вышел хмурый Толян, и по его взгляду я понял, что спрашивать у него ничего не следует. Посмотрев на меня, он сказал:

- Ну чего встал? Пошли.

- Куда?

- Как куда, в школу на «труды», - ответил зло Толян и потом медленно, с расстановкой произнес. - Шурик, тебя желудок подведёт.

Произнеся это пророчество, он побрел по направлению к школе. Постояв в недоумении, не радуясь даже щебету птиц и растаявшему снегу, я тоже пошел вслед за Толяном, проклиная себя за суп и за жадность.


[1] Автор намекает на сходство Вовчика с Брюсом Ли - знаменитым гонконгским актёром, героем боевиков о кунг-фу, особенно популярным у мальчишек в конце 80-х – 90-е годы

[2] Макивара – в восточных боевых искусствах приспособление в виде обмотанной соломой деревянной доски, а иногда в виде деревянного столба с колышками, для отработки ударов

 

Волшебный мир видака

Волшебный мир видака. Толпа парней ломится в видеосалон. Рисунок Александра Карпова. Барнаул


Перепрыгивая через лужи и канавы, обгоняя прохожих, я во всю прыть мчался по улице. В руке у меня был зажат рубль, который я слёзно вымолил у родителей. Вот и Толин подъезд. Одним махом я «долетел» до третьего этажа и, переведя дух, нажал на кнопку звонка. За дверью послышались шаги, щёлкнул замок, и на пороге появился Толя.

- Толян! - заорал я. - В видаке фильм идет «Доспехи бога». Пошли! Джеки Чан в главной роли! Классный фильм!

- Да я уже видел, - отвечает Толян.

- Ну и что? И я видел, и Вовчик видел, - старался я убедить друга. - Пойдём!?

Немного подумав, Толя соглашается.

- Ну вот и хорошо. Ты одевайся, а я пока пойду Вовчику позвоню, чтобы он тоже подходил.

Подойдя к видаку, мы увидели большую толпу, которая топталась на крыльце, ожидая, когда откроется дверь, чтобы, сунув видюшнику[3] мятую рублёвку, первому ломануться к волшебному миру видака и занять ряд поближе к экрану телевизора.

Вскоре мы нашли в толпе Вовчика, который как всегда разорался, что заставили его ждать, что теперь мы не попадем на лучшие ряды и будем слушать на задних рядах гнусавый перевод. Мы его успокоили, сказав, что всё ещё впереди, а если будем валять дурака, тогда точно не попадем на фильм.

Толпа шевелилась, переругивалась, топталась на месте, спихивая с крыльца оказавшихся на краю любителей видака. Но вот дверь открылась, и молодой парень сказал: «Проходите». Начался настоящий ад - лавина поклонников видеосалона устремилась внутрь, снося всё на своем пути. Меня и Толяна увлекло в полутёмный зал.

Как я очутился на стуле, не помню, наверное, сработала реакция, выработанная во время первых похождений по видакам. Рядом сидел Толя и крутил головой, видимо, искал Вовчика.

- Что-то наш Брюс опять прошляпил, - сказал мне Толян, продолжая высматривать в полутьме непонятно где потерявшегося друга.

- Ясно дело, - ответил я. - Не умеет по-человечески заходить, а мы опять виноваты будем.

Когда основная масса любителей видака расселась по залу, в дверях появился Вовчик. Увидев, что мы уже на местах, да притом на самых лучших, он начал «ныть»: «Опять сами первые зашли. Да? А меня бросили, не могли места занять. Тоже мне, друзья». Мы сделали вид, что внимательно смотрим мультфильм, и не обращали на него внимания. Вовчик, бормоча, удалился на задний ряд.

Но вот поменяли видеокассету, снова выключили свет, и начался фильм. Я, забыв обо всем, устремил свой взгляд на экран. Мы сидели, переживая за нашего героя, и делали всё, что было в наших силах, чтобы помочь ему: озвучивали удары, которыми награждал супергерой своих врагов, заливались хохотом в смешных местах и орали во время опасных трюков. Так незаметно и прошёл фильм.

Из видака мы вышли все вместе, а около него уже стояла новая толпа зрителей, ожидая, когда их пустят туда, где только что были мы. Несколько человек (заядлых видеоманов) спросили: «Ну как кино?». Подумав, Толя ответил: «Классный фильм. Идите. Не пожалеете».

Мы с Толяном довольные зашагали домой. Бурчащий Вовчик шел рядом и, по-видимому, тоже был доволен, а ворчал скорей по привычке.

После таких фильмов я чувствую, что способен преодолеть любые преграды. Наверное, то же самое чувствует и Вовчик, и Толя, и много других таких же пацанов, как мы. Ну что же, дай бог.


[3] Видюшник – продавец билетов и «оператор» видеомагнитофона в видаке; короче говоря, любой работник видака

 

"Ракетчики"

Ракетчики. Пацаны запускают самодельную ракету. Художник Александр Карпов. Барнаул


Всё началось с того, что однажды после тренировки, пацаны на улице стали пускать маленькие золотистые ракетки, которые с весёлым свистом взлетали ввысь, оставляя огненный искрящийся хвост. Нам с Вовчиком они так понравились, что мы, разузнав, из чего делаются ракетки, в каких дозах чего надо брать, при первой возможности принялись за их изготовление. Целый день бегали по хозяйственным магазинам, пока не нашли селитру. Потом, когда родителей не было дома, развели её в воде, добавили немного сахара и стали мочить газеты. Раствор селитры щипал руки, но мы усердно продолжали своё великое дело.

После получасовых мучений, когда руки уже были чёрными от газет и ужасно чесались, мы закончили работу. Развесив мокрые газеты на батареи, стали терпеливо ждать.

***

Мы с Вовчиком спустились на пятый этаж и прислушались. Вроде никого.

- Ну, Шурик, давай. Запускай, - сказал мне Вовчик.

Я достал ракетку и поджёг фитиль, который был пропитан селитрой и, когда горел, разбрызгивал расплавленные селитровые капельки, обжигая руки. Положив ракетку на ступеньки, мы ринулись в пролёт лестницы и стали оттуда наблюдать за происходящим. Через несколько секунд огонёк скрылся внутри бумаги. Мгновением позже из отверстия повалил дым, и ракетка, выбрасывая искры, вдруг сорвалась с места, взлетев, ударилась о потолок и рванула непонятными зигзагами чёрт знает куда. Описав странные окружности, она упала у лифта. В воздухе стоял сизый дым, и пахло жжёной бумагой.

Мы с Вовчиком, переглянувшись, кинулись к лифту, забрали то, что осталось от ракетки, замели следы, то есть выбросили остатки в мусоропровод, и быстро поднялись ко мне в квартиру. Только закрыв за собой дверь, я заорал:

- Ура, Вовчик, получилось! Ты видел, как она летала? Здорово, да?! Если бы побольше селитры положили, вообще был бы класс.

Вовчик, вздохнув, сказал: «Да. Где вот только фольгу взять?»

- Да-а, - протянул я, - С этим делом у нас тупик.

И мы стали думать, где бы взять фольгу, твердо решив продолжить наш великий эксперимент.

"Каскадёры"

Каскадеры. Школьник прыгает с машины. Рисунок Александра Карпова. Барнаул


Я топчусь на крыше старого грузового автомобиля, стоящего уже полгода в нашем школьном дворе. Эх, всё-таки страшно прыгать - вдруг не так что сработает. Толя, Вовчик и Санёк стоят внизу и во все глаза глядят на меня. Ждут.

- Ну скоро ты там? Надоело ждать, - кричит Толян. - Прыгай быстрее. Тоже мне, каскадёр... Или пошли.

- Да ты сам попробуй! Всё-таки каняво[4], - ору в ответ я. Но Толя и так знает, что прыгнуть первым он тоже не сможет.

Наконец решившись, я прыгаю. С треском ломается и складывается деревоплита, которую мы подложили у машины, чтобы мягче было приземляться. И вот я выползаю счастливый из-под обломков. Всё прошло удачно. Друзья подбегают ко мне, помогают встать и отряхивают от снега.

- Ну, Шурик, как? Здорово? - спрашивает меня Вовчик.

- Просто класс! - говорю я. - Как в трюковом кино.


[4] Каняво – жарг. страшно
 

КУПАТЬСЯ!

Купаться! Мальчишки ныряют в реку. Художник Александр Карпов. Барнаул


- Ну, мужики, пойдём пешком или будем ловить попутку? - весело спросил Толя.

- Пешком пойдём, - заорали мы, - а то проторчим на жаре и всё зазря.

- Тогда вперёд, - сказал Толян, и мы, сняв футболки и рубашки, чётким, «строевым» шагом ломанулись КУПАТЬСЯ!

Кто это мы? А это Толя, Вовчик, Санёк и, конечно, я - Шурик. Высунув языки наружу и обливаясь потом, мы шли через мост на речку. Как всегда Вовчик изнылся за дорогу. Ну ёлки-палки, даже купаться идём, и то Вовчик ноет.

Хорошо идти по мосту, особенно когда дует ветерок (а значит не так жарко), и смотреть вниз, где искрится под солнечными лучами Обь. Прошагав так минут 30 и спустившись с горы за мостом, мы оказались у реки. Одежду вон, и с криками полезли в воду!

Вначале вода обжигает холодом кожу, но после нескольких минут она кажется тебе тёплой.

Сперва все ныряли до одури, стараясь достать до дна, а потом стали играть в догоняшки. Я делал очень хитро, когда не вадил. Нырнув, я брался руками за камень и отсиживался минуту под водой, после чего, вынырнув, оценивал обстановку и, в зависимости от обстоятельств, либо нырял снова, либо с визгами и воплями удирал от водилы.

Накупавшись до одури, мы усталые разлеглись на песке и быстро замерзли. Дрожа от холода, я начал бегать по пляжу, а Толя попросил закопать его в песок, что мы с успехом сделали, оставив на поверхности лишь Толину голову. Вовчик натянул на себя трико и не переставал вопить, что нужно разжечь костёр.

Потом мы с Саньком, развалившись на траве, резались в карты. Поглядев на небо, Санёк сказал: «Мужики, пора домой. Вон тучи ползут». Все разом подняли головы и посмотрели в ту сторону, откуда они ползли; стали спорить попадём ли мы под дождь, или он пройдёт мимо. Но вдруг вдали прогрохотало, а тучи стали медленно приближаться к нам.

Сверкнула молния, чуть ли не над нашими головами, и крупные капли забарабанили по воде. Все кинулись прятать одежду под каменные глыбы, которые валялись в великом множестве по берегу. Я тоже сунул свою под какой-то булыжник, а кроссовки - под другой, лежавший рядом.

Громадные капли холодного дождя больно били по голому телу. Поэтому Санёк залез в воду, которая почему-то казалась тёплой. Самым защищённым оказался Толян. Зарытый в песок, он чувствовал себя очень хорошо. А я бегал по берегу и орал песню:

                                                                А я жду солнца яркий луч
                                                                И небо чистое, без туч.
                                                                Скорей бы новый день[5]

Вовчик же бегал за мной и подпевал «яркий луч».

Минут через пятнадцать, когда мы уже загрустили, дождь стал мелко покрапывать, и ещё минут через десять засветило солнце. Все бросились к камням, которые, несмотря на свои большие размеры, всё ж пропустили воду, и наша одежда оказалась немного намокшей.

Я, как и Санёк с Толяном, разложил свою футболку и трико на камни, чтобы солнце получше просушило их. И тут раздались громкие крики Вовчика. Оказывается, я засунул свои кроссовки туда, куда Вовчик положил свою одежду. Мало того, я их поставил прямо на белу его футболку, и когда она намокла, то грязь чёрными подтеками растеклась по белоснежной ткани. Вовчик бегал вокруг меня и возмущался:

- Ага, ты специально их туда поставил. Я знаю.

- Да ладно тебе, Вовчик, орать. Я же не нарочно. Откуда я мог знать, что под тем камнем лежит твоя одежда? - ответил я. Но Вовчик не унимался. Пришлось мне под его надзором выстирать футболку в реке и повесить на куст сохнуть. Только после этого он успокоился.

Потом мы «откопали» Толяна и пошли играть в догоняшки в воде. И никто больше не вспоминал про футболку в этот день, кроме Вовчика, который все уши прожужжал на обратном пути, что надо быть внимательным. Я ему ответил, что не надо быть занудой. После этого мы рассмеялись и, пожав друг другу руки, кинулись догонять наших друзей, которые уже шли далеко впереди.

Стоял замечательный месяц июль.


[5] Песня «Какое чудесное утро», исполнитель - популярная группа конца 80-х – 90-х годов «Суровый февраль»
 

Ночь среди друзей

Ночь среди друзей. Один съел весь суп. Рисунок Александра Карпова. Барнаул


Мы ночуем у Толи. Для нас всех это праздник. Ведь какое наслаждение - почувствовать себя хозяином в квартире; пускай хоть на одни сутки, но чтобы это время было твоим. Толя и Вовчик смотрят телевизор, а я готовлю ужин для нас на кухне. Больше всего я люблю что-нибудь готовить и, конечно, поглощать. Поэтому Толя всегда доверяет мне этот ответственный процесс.

Вовчик забегает на кухню: «Шурик, ну скоро ты? Есть хочется».

- Минут через пятнадцать всё будет готово.

- Ты только нас не отрави, - улыбаясь, говорит Толя, высовываясь из соседней комнаты.

Хорошо поужинав, мы отправились на очередной боевик, ну то есть в видак. Посмотрев фильм, немного погуляли по ночному городу.

Пришли уже во втором часу. Толя отправил меня на кухню: «Давай, Шурик, что-нибудь сготовь нам». И я начал кухарить. Подождав, пока вода закипит, высыпал концентрат горохового супа в кастрюлю и, поставив вариться, пошел смотреть телевизор, по которому шёл ночной фильм.

Показывали захватывающий детектив, и поэтому, когда я сходил за супом и хлебом и принес их в комнату, никто не обратил на них внимания. Даже когда я предложил, Толян и Вовчик ничего не отвечали и во все глаза глядели на экран телевизора. Пришлось мне начать есть одному. Чуть попробовав, я понял, что съесть это один смогу, так как суп получился на славу.

Это, конечно, было здорово - сидеть, смотреть фильм с друзьями и жевать или глотать (это не имеет значения) что-нибудь вкусное. Я и не заметил, как кончился фильм, а с ним и суп. Толя молча смотрел на пустую кастрюлю, а Вовчик бегал вокруг меня и возмущался: «Толян, ты только погляди, слопал весь суп. Это же надо же - всю кастрюлю!»

Что я мог сказать в свое оправдание? Смотрел с грустью в окно и думал, почему я всегда что-нибудь вытворю, что все прикалываются или возмущаются, вот как сейчас Вовчик.

- Ну ладно, Вовчик, - сказал Толя. - Ну съел. Бог с ним. Здоровым вырастет и сильным.

- Да, - слабо подтвердил я. - Ведь я расту, и мне нужны калории.

- Сколько ешь ты, - сказал в ответ Вовчик. - Можно уже вырасти с девятиэтажку.

- А ты... - начал я, но Толя перебил:

- Хватит. Уже надоело вас слушать. Сколько можно орать друг на друга? Мы ведь друзья, а относимся друг к другу, как к врагам. Так что, давайте мириться и ложиться спать.

И вот мы под песню «Ласкового мая» пожимаем друг другу руки и клянемся не вести так себя впредь.
 

Вечер детства

Вечер детства. Друзья пьют чай у окна. Художник Александр Карпов. Барнаул


                                                                Ещё не скоро до утра,

                                                                Но птица-ночь не гасит свечи;
                                                                И завтра скажем, что вчера
                                                                Был самый лучший в жизни вечер[6]

Тихо играет магнитофон, мы сидим у раскрытого окна, пьем чай с булочками и смотрим на отблески летнего уходящего вечера. Уже горит в окнах свет в соседнем доме напротив. Тихий, лёгкий ветерок шелестит листвою. Изредка, освещая фарами дома, проносится по шоссе автомобиль. Последние отблески лучей заходящего солнца доигрывают на крышах домов.

Толя, развалившись у стола, сосредоточенно жуёт и мечтательно смотрит в окно. Вовчик, скромно зажавшись в углу, «тянет» чай и пристально смотрит на меня. Когда наши взгляды встречаются, он делает страшные глаза и хмурит брови. Я всё понимаю - проявляя дипломатичность, Вова показывает глазами: «Смотри не сожри все булочки. Я тебя знаю». Но я равнодушен к еде, так как уже отлично поел, и сейчас, нехотя потягивая чай, любуюсь вечером.

                                                                Вечерний город за моим окном
                                                                Шумит и светится огнями[7]

Играл магнитофон, и всё было прекрасно. Жизнь казалась весёлой и беззаботной. Только через несколько лет я понял, что это был «вечер нашего детства». Как жаль, что этого уже не вернуть: те вечера, наши беззаботные лица, ВРЗ-вский видеосалон и детство - самую счастливую пору.

- Ну, пошли спать, - сказал я, вставая.

- Да, действительно пора, - ответил Толя.

И мы побрели спать с мыслями, что завтрашний день принесёт нам много интересного.


[6] Песня «Вечер холодной зимы», исполнитель – одна из самых популярных групп конца 80-х – 90-х годов «Ласковый май»

[7] Песня «Остров на двоих», исполнитель – группа «Ласковый май»

 

Конец



Вернуться в раздел Литературный уголок


 

Комментарии

Комментарий появляется на странице после просмотра модератором.




Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


E-mail:


*Комментарий:


Наши контакты. Со всеми вопросами и предложениями Вы можете обращаться по адресу staslandia@staslandia.ru
18 + Некоторые страницы сайта могут содержать материалы для взрослой аудитории.
При использовании текстовых материалов, фотографий и рисунков желательно делать активную ссылку на наш сайт или указывать его адрес.
Правообладателям. Если Вы обнаружили на сайте изображение или текст, на которые Вы обладаете авторскими правами, и имеете что-то против их размещения на нашем ресурсе, пишите на адрес staslandia@staslandia.ru. Там Вы сможете потребовать удаления материала или внести свои предложения об условиях его размещения.
Яндекс.Метрика