Серебряный век Федора Лелеснова

Из глубины веков

Судьба первооткрывателя алтайского серебра

"Серебряный век" Фёдора Лелеснова

 

Сегодня найдется очень мало людей, знающих имя первооткрывателя российского серебра Фёдора Лелеснова. А ведь когда-то именно благодаря его открытиям рудных месторождений на Алтае, выросли города Барнаул, Змеиногорск, село Колывань, а Россия обрела экономическое могущество, поскольку у нее появилась собственная обеспеченная серебром валюта. В этом абсолютно уверен известный барнаульский скульптор Александр Маркин, который решил увековечить нашего великого земляка в камне[1].

Скульптор Александр Маркин с памятником первооткрывателю Алтайского серебра Федору Лелеснову
На снимке Александр Маркин с моделью памятника. Таким художник видит рудознатца Фёдора Лелеснова
(фото С. Сидоркина) 

Для начала художник изготовил модель будущего памятника «Рудознатец Фёдор Лелеснов». «В основании фигуры изображена сцена перевозки руды. Сам Фёдор Емельянович сидит на коне. В правой руке у него старательский молоток, а в левой – кусок руды. Это настоящий профессионал, который с утра до ночи проводил в дороге, верхом. Рудознатцы на лошади ели, пили, даже спали, пустив ее мелкой рысью, - рассказывает Александр Маркин. - Я думаю, у меня получился правдоподобный, реалистический образ Фёдора Лелеснова. Со мной даже спорили мои московские друзья. Почему верхом? Рудознатец должен ходить пешком. Но попробуйте нести 2-3 ударных молотка, железные закольники, и плюс к этому брать руду. Получается, что только железа надо нести с собой пуд, а обратно - еще два пуда камней. Это нелепо. Конечно же, они ездили верхом, да еще порой брали с собой вторую, поклажную лошадь». 

Победы Суворова и Кутузова ковались в Барнауле

Чем же так заинтересовал скульптора этот человек - Фёдор Лелеснов, чье имя сегодня припомнит разве что историк-краевед?

«В 1736 году талантливый подштейгер Фёдор Лелеснов нашел на Алтае, на Змеиной горе (на месте нынешнего Змеиногорска) медные руды, а также залегания серебра и золота, - рассказывает Александр Маркин. - Месторождение начали разрабатывать, а на барнаульском сереброплавильном заводе выплавлять первое российское серебро – основу экономического и военного могущества Российской империи. В Санкт-Петербург потянулись караваны с сотнями пудов серебра. На эти средства были созданы армия, флот, к России присоединены Крым и Северное Причерноморье, взяты крепости Азов, Измаил и прочие, отбито Наполеоновское нашествие. По сути, на Алтае, в Барнауле ковались великие победы Суворова и Кутузова. 

Змеиная гора, где в 1736 году Федор Лелеснов нашел месторождение первого российского серебра
Знаменитая Змеиная гора, где Лелеснов нашел первое российское серебро (рисунок с сайта slavyanskaya-kultura.ru) 

Сегодня об этом человеке почти ничего не известно. Кое-какие сведения есть лишь в книге Петра Бородкина «Тайны Змеиной горы». Вначале я даже считал, что Фёдор Лелеснов – это литературный персонаж, и придумал памятник литературному герою. Потом у Родионова и других авторов я узнаю, что это реальный человек, и в книге Бородкина описаны реальные события тех времен. Оказалось, что мой памятник будет не литературному герою, а настоящему зачинателю освоения Алтая. Это не преувеличение. Потому что если бы на месте будущего Змеиногорска не была найдена медь, а потом серебро и золото, то эта часть Джунгарского ханства, которая потом была названа русскими Томской губернией, Ойротским округом, России не принадлежала бы. 

Благодаря открытию богатых залежей руд на Змеиной горе был основан и начал расти город Змеиногорск. Первый медеплавильный завод поставили в Колывани. Но руды оказалось больше, чем предполагали первоначально. А в Колывани было мало леса, который в те времена использовали для пережигания в древесный уголь, необходимый при выплавке руды. Поэтому Колыванский завод был перепрофилирован на камнерезное искусство, а в устье Барнаулки построен другой завод, вокруг которого впоследствии вырос Барнаул. 

Рака (саркофаг) Александра Невского в Александро-Невской лавре изготовлен из серебра, добытого на Алтае. Барнаул
Рака Александра Невского
(фото с сайта kotlovka.ru)

Одной из первых из Алтайского серебра была сделана рака – саркофаг для Александра Невского в Александро-Невской лавре - весом 1440 килограммов. Добыча серебра на этих месторождениях велась 141 год, с 1747 по 1889. В год добывалось до 1 тысячи пудов, или 16 тонн серебра, а за весь период было добыто 25 тысяч тонн серебра. Плюс к этому 115 тысяч тонн свинца и 18 тысяч тонн меди. В те времена такое количество цветного металла не выплавлялось нигде в мире. Когда при Петре I планировали строить заводы, то Пётр сказал: «Таких заводов не токмо в Швеции, но и по всей Европии не обретается». 

Рудознатец от бога

Интересно, что при всех заслугах перед Алтаем и Россией, Фёдор Лелеснов не получил ни щедрых наград и почестей при жизни, ни славы после  смерти.

Аркадий Контев, доцент кафедры отечественной истории АлтГПУ, рассказывает о судьбе первооткрывателя алтайского серебра Федора Лелеснова
Фото с сайта uni-altai.ru

Кто же он такой? За ответами мы отправились к историкам. Как рассказал нам доцент кафедры отечественной истории АлтГПУ Аркадий Контев, о происхождении знаменитого рудознатца Фёдора Лелеснова мы узнаем благодаря документам переписи населения, проходившей на Алтае в 1735 году. В них он значится как выходец из Нижегородского уезда, Юркинской вотчины Демидовых. Именно из-за названия вотчины он и получил свое прозвище Юрканец, о котором упоминается в книге алтайского писателя Петра Бородкина «Тайны Змеиной горы».

Эту вотчину семья знаменитых промышленников купила в 1726 году, после получения дворянства. Отсюда Демидовы черпали людские ресурсы, направляли своих крепостных, одним из которых был и Фёдор Лелеснов, на Урал и в Сибирь для освоения рудных залежей.

На Алтай, как рассказывает сам Лелеснов, он приехал 15-летним мальчишкой в 1727 году с горным офицером с Урала Никифором Клеопиным, который заложил первый Колыванский завод, а на следующий год – второй Колывано-Воскресенский завод.

Участник клуба исторической реконструкции вошел в образ Федора Лелеснова и позирует скульптору. Ночь музеев. Барнаул
Участник клуба исторической реконструкции вошел в образ Фёдора Лелеснова и позирует скульптору
(фото из архива А. Маркина)

Специального образования подштейгер Фёдор Лелеснов не имел, более того, до конца жизни он так и не научился читать и писать. Тем не менее, он обладал исключительным чутьем и умел находить такие месторождения руды, которые не открывались даже опытным штейгерам, выписанным прямиком из Саксонии. Поиску рудных залежей этот талантливый рудознатец из народа учился на практике, перенимая опыт у старших штейгеров.

Много лет Фёдор Лелеснов наряду с другими штейгерами провел в путешествиях по рудному Алтаю. В то время странствия в здешних местах бывали довольно опасными. Путешественника, имевшего неосторожность приблизиться к владениям джунгаров, вполне могли похитить и продать в рабство.

Некоторые полагают, что рудознатцы вели поиск полезных ископаемых с помощью лозы, но это всего лишь красивая легенда. На самом деле они ориентировались на цвет и другие отличительные свойства горной породы, содержащей примеси металлов. Хорошим подспорьем в поисках служили «чудские копи». Чудь – это собирательное название народов, которые в древности жили на Урале, на Алтае и в прочих местах и занимались горным делом. До наших времен дошли шахты эпохи бронзы, возраст которых насчитывает 5 тысяч лет. В частности, на Змеиной горе была огромная выработка древних людей. Практически все демидовские рудники Алтая находились на местах чудских копей. 

Так добывали руду на алтайских шахтах в старину
Добыча руды на шахтах (рисунок с сайта susun.ru)

Собранные образцы рудознатцы привозили на Колыванский завод, где делали пробу и определяли, содержится ли там металл. Или отправляли еще дальше, на Урал, для более точной пробы. Если при проверке подтверждалось, что руда есть и ее много, то начиналась разработка месторождения.

Еще во времена Демидова Лелеснов обнаружил восемь перспективных месторождений. В Верхнем Прииртышье, на реке Убе, близ Колывани, в 15-ти верстах от нынешнего Змеиногорска. Не случайно названия многих рудников так или иначе указывают на его имя: рудник Лелесновский, Юрканский, Подштейгера Лелеснова.

Самый богатый Змеиногорский рудник был открыт в качестве медного месторождения еще до появления Лелеснова, в 1725 году, другими талантливыми рудознатцами Яковом Костылевым и Фёдором Комаровым. Но до Лелеснова никому не удавалось обнаружить на этом руднике серебро.

В 1735 году Лелеснов впервые показал серебряную руду своему руководству, но поскольку на Алтае в то время не оказалось достаточно квалифицированных специалистов, то серебро из нее добыть не удалось. В 1735-1736 годах на змеиногорском месторождении проводились работы, 100 пудов серебряной руды привезли на Колыванский завод. К сожалению, в дальнейшем при промышленной плавке серебро получить не смогли и посчитали, что это ошибка. Рудник забросили. Но Лелеснов продолжал верить, что найденное им месторождение действительно серебряное. И, как оказалось, не напрасно… 

Слава и деньги обошли стороной

Добытую руду перевозили на лошадях. Алтай. Барнаул
Перевозка добытой руды (рисунок с сайта slavyanskaya-kultura.ru)

В 1743 году единственным специалистом на Алтае, который разбирался в серебряных рудах, был саксонский штейгер Филип Трейгер. Осенью у него заканчивался контракт. Незадолго до отъезда Лелеснов показал ему руду. Трейгер определил, что она действительно серебряная. Набрав камней, он уехал, в Москве показал руду специалистам. В июне 1744 года ее проверили. При проверке выяснилось, что она не только серебряная, но и золотая. Это было первое рудное золото России. Но про Лелеснова Трейгер умолчал. Позже Лелеснов с обидой рассказывал начальнику комиссии, которая приехала проверять сведения о залежах серебра, Андрею Беэру, что Трейгер обещал ему не присваивать открытие одному себе, но слово не сдержал.

В 1769 году Лелеснов писал (точнее писали за него под диктовку, поскольку сам он был неграмотным), что в течение месяца Трейгер, придя на Змеиную гору, ничего не смог найти, и только когда сам Лелеснов спустился в комисскую шахту и нашел руду, началась разработка. Якобы после этого Беэр действительно признал Лелеснова первооткрывателем и пообещал не забыть о его награждении.

вход на Демидовскую шахту под Змеиногорском. История Алтая
Вход на Демидовскую шахту под Змеиногорском (фото с сайта slavyanskaya-kultura.ru) 

Правда, с документами версия Лелеснова не сходится. По бумагам, когда Беэр, Трейгер и другие приехали не Змеиную гору в феврале 1745 года, они сразу начали добывать серебро. И сразу было доказано, что серебряная руда там есть. В конце февраля Беэр отправил императрице первую посылку с сообщением, что Змеиногорский рудник действительно серебряный, и в нем есть самородное золото.

В 1747 году Беэр был назначен начальником алтайских заводов, которые к тому времени забрали у Демидова. В феврале он приехал на Алтай. И как пишет Лелеснов, Беэр привез от управляющего Кабинетом барона Черкасова ему в награду за открытие кафтан и 500 рублей. Но денег он в итоге так и не получил. Правда, и тут версия Лелеснова вызывает сомнения, поскольку эта гигантская сумма не проходит ни по каким документам. Да и вряд ли столь внушительную награду мог получить простой крепостной подштейгер.

Несмотря на некоторые нестыковки в воспоминаниях Фёдора Лелеснова, не возникает сомнений, что именно он - первооткрыватель змеиногорской серебряной руды. Ему же принадлежит право открытия первого рудного золота в Российской империи.

Трагедия жизни Лелеснова

Рудоподъемная машина на бывших демидовских шахтах. История Алтая
Рудоподъемная машина на бывших демидовских шахтах (рисунок с сайтаslavyanskaya-kultura.ru)

«Змеиная гора – это главный серебряный рудник России. До 90 процентов, а в последующие годы до 60-70 процентов всего алтайского серебра добывалось именно здесь, - рассказывает Аркадий Контев. - Но по стечению обстоятельств получилось так, что заявку попал Трейгер, а Лелеснов в ней не фигурировал. Он был крепостной и всегда оказывался на вторых ролях». С другими открытиями подштейгеру Лелеснову тоже не везло.

Трагедия жизни Лелеснова заключается в том, что большинство месторождений, которые он находил, оказывалось или недостаточно богатыми, или приоритет отдавали другим, на тот момент более перспективным. Поэтому при жизни Лелеснова они не разрабатывались. А вознаграждение штейгеры получали только за те месторождения, где велась реальная добыча руды.

Год за годом он продолжал работать подштейгером, в том числе и после того, как у Демидовых забрали в пользу государства заводы и крепостных. Фактически в 1747 году Лелеснов обрел свободу, перестал быть демидовским крепостным. Хотя официально отпускной он так и не получил. Но его сыновья Андрей и Иван были свободными работниками Колыванского завода и Змеиногорского рудника, не состояли в собственности Демидовых.

Барнаульский скульптор Александр Маркин делает модель памятника первооткрывателю алтайского серебра Федору Лелеснову
Александр Маркин делает модель памятника с натуры (фото из архива А. Маркина)

В поздние годы жизни Лелеснов влачил жалкое существование. Он жаловался Беэру, что работает подштейгером много лет, а повышения все нет. И награду не дают. Жалованье у подштейгера было маленькое - не более 48 рублей в год. В 1750-е годы Фёдор Лелеснов не смог больше работать и ушел на пенсию. Но в 1769 году он обратился к новому начальнику заводов Ирману и рассказал ему историю открытия Змеиногорского серебряного рудника, чтобы его вновь взяли на работу и платили жалованье. На работу Лелеснова взяли, несмотря на то, что к тому времени он был пожилым человеком. Он продолжает работать. О времени его смерти ничего не известно. Похоронен Лелеснов, скорее всего, в Колывани, где он прожил большую часть жизни.

«Примечательно, что на Алтае до сих пор нет ни одного памятника этому великому первооткрывателю, - рассуждает художник Александр Маркин. - Хочется, чтобы такой памятник появился в Змеиногорске, Колывани или Барнауле, потому что эти города - детища Фёдора Лелеснова. Я думаю, если озвучить эту идею на федеральном уровне, то появятся заинтересованные люди и реальные перспективы создания такой скульптуры в нашем городе. Она украсила бы Барнаул». 

Стас Сидоркин 

 


[1] К сожалению, планы создания памятника Фёдору Лелеснову остались нереализованными по причине смерти скульптора Александра Маркина. Однако, учитывая неоценимый вклад Фёдора Емельяновича в развитие Барнаула и Алтайского края, идея остается актуальной и сегодня.



Вернуться в раздел Из глубины веков


 

Комментарии

Комментарий появляется на странице после просмотра модератором. 


Наши контакты. Со всеми вопросами и предложениями Вы можете обращаться по адресу staslandia@staslandia.ru
18 + Некоторые страницы сайта могут содержать материалы для взрослой аудитории.
При использовании текстовых материалов, фотографий и рисунков желательно делать активную ссылку на наш сайт или указывать его адрес.
Правообладателям. Если Вы обнаружили на сайте изображение или текст, на которые Вы обладаете авторскими правами, и имеете что-то против их размещения на нашем ресурсе, пишите на адрес staslandia@staslandia.ru. Там Вы сможете потребовать удаления материала или внести свои предложения об условиях его размещения.
Яндекс.Метрика